Ежедневно с 10.00 до 23.00  
Введите корректный номер телефона!
Загрузка... Загрузка...
Некорректный email
E-mail Подписка:
Загрузка... Загрузка...
SMS Подписка:

Смс рассылка замен преподавателей (отписаться)

Загрузка... Загрузка...
!!!don't del. ie6bug!!!
(495)
77-347-55
(495)
223-23-67

Кирилл Захаров: Выдержка, математическая точность движений, шоколадная хореография!

Во всем угадывается благородная сдержанность стиля и характера героя нашего очередного интервью. С таким же невозмутимым спокойствием и четкостью Кирилл Захаров! Рассказал о BOOTY, как учиться открытости у американцев и почему стандарты Model 357 – образец для подражания.

Был момент жесткого выбора, когда мне предложили работу после института, и она стопроцентно была бы успешной, потому что все хотели там работать. Мне надо было выбирать. Но совсем отказаться от танцев я не могу.

– Борьба внутренняя была?

Конечно, была. Я учился в Финансовой Академии на бухгалтера, аудитора. В основном все, кто учился со мной, хотели в основной четверке крупных компаний работать, мне предложили полный день, это был 4/5-й курс, как раз только все начиналось, я только начал серьезно заниматься танцами.

– На каком уровне ты тогда был танцевальном?

Я тогда только начал преподавать.

– Твой путь насколько долгий в танцах?

Достаточно долгий. Я же начал заниматься в детстве, когда мне было 5 лет. И в итоге я очень долго танцевал бальные танцы, лет до 18-19. И когда у меня начались сложности, чтобы в очередной раз себе найти партнершу, начал преподавать. Потом познакомился с человеком, который тоже пришел к нам преподавать, он танцевал все и меня тоже натолкнул на то, чтобы заниматься хип-хопом. И я сам начал смотреть видео. Первое что увидел – видео Артема Глотова. Начал смотреть на наших ребят, которые танцевали в ОРТО (Общероссийская танцевальная организация), где люди соревновались тогда в основном как соло исполнители, занимались больше фристайлом. Кстати, для тех, кто не знает, это организация и сейчас функционирует, развивается, там люди танцуют, там крутятся большие деньги, и это система прогрессирует, я бы сказал. Хотя мне кажется, это больше коммерческая история. Безусловно, там есть какое-то развитие в плане танца, но не думаю, что это та цель, которую они ставят перед собой. Потому что, я думаю, там вопрос номер один – это вопрос заработка, и он обозначен чётко со стороны организаторов мероприятий. Вот как раз в то время я попал в Crazy Dream к Коле Проваторову. Уровень это был для меня запредельный. Я буквально на каждой трене впитывал тонны нового, так что, можно сказать, это моя первая школа хип-хопа, за что Коле большое спасибо.

– Как пришел к Choreo?

Пришел не сразу. В то время, когда я начинал, никто не делал шоу в том виде, в котором они есть сейчас, а понятие «хоряга» даже не существовало. Было минимум хореографии, ценились в основном какие-то фишки, постановка в целом. Моя первая серьёзная команда была Т1. Мы позиционировали себя тогда как андеграундная хип-хоп команда, но танцевали разные стили от хауса до wacking, делали шоу больше формата HHI, где одним из условий является показать в шоу все стили. Это уже потом до нас дошли видео из штатов с постановками Choreo Cookies и т.п., что поменяло сознание в наших головах, мы наконец начали меняться.

– Как долго в Model?

Лет 7-8 уже. Я помню, что первый раз попал на BattleZone (первый крупнейший чемпионат в России, реализованный студией Model 357 и открывший многих танцоров-звезд) когда еще даже не преподавал. Например, ребята из Jack’s Garret по-моему почти все начинали в Model и проявили себя именно тогда, мне так кажется. Со временем и BattleZone немного видоизменился. Это были уже не баттлы в чистом виде, а ещё и командный чемп. Года два с половиной назад, когда BattleZone проходил в последний раз, выступали уже команды в основном.

– А из сильных команд можешь назвать самых-самых?

Сейчас все-таки идет разделение в целом в танцевальной культуре современной.
Это по большей части два направления. Команды, которые придерживаются мэйнстрима и за основу берут именно хореографию, приверженцы так скажем калифорнийской школы, – их подавляющее большинство. И команды, которые состоят из танцоров-фристайлеров, постановки которых, наверное, следует отнести больше к experimental, где важна именно идея.
Самых-самых трудно назвать, сильных команд много, поэтому назову тех, кто ближе мне. Если говорить о России, то это the First Crew. Из зарубежных, конечно Cookies и The Company, стандартный набор для танцоров моей сферы))

– Когда началось это разделение?

Я думаю, это пошло с тех пор, когда в России появилось такое понятие как LA, которое не существует больше нигде в мире.

– А Timberlake, например, разве это не LA?

Это просто коммерческая хореография.

– Почему тогда у нас это стало называться LA?

Наши люди стали смотреть, что делают американцы, а все самые узнаваемые танцоры базировались в Los Angeles, вот наши и стали называть так стиль этот.

– Ты как к этому пришел?

Я занимался больше фристайлом, но мне было больше интересно ставить хореографию, постановочные делать номера, такие, что как раз и называлось LA, что-то раскладывать на конкретную музыку.

– Тот момент, когда ты понял, что больше Hip-Hop в чистом виде ты не танцуешь?

Да, согласен, что Choreo – это своя история. Но, знаешь, есть такое понятие, как фьюжн. Сочетание многих элементов. От всех стилей понемногу. Вот и момент, когда я пришел к этому, даже не знаю, я думаю, что это момент создания собственной команды.

– Upgrade Dance Community имеешь в виду?

Нет. Расскажу по порядку. Upgrade Dance Community – это содружество хореографов. Нас там изначально было пять человек, мы делились опытом, учили чужую хореографию. Как команда мы вместе не заявляли себя, не выступали, а делали просто показательные выступления. Но в первую очередь мы объединились для того, чтобы заниматься развитием. Фишка была в том, чтобы собрать свои команды и соперничая друг с другом, идти вперед, придумывать что-то новое. Тем самым толкать друг друга к росту. Практически мы придерживались в стиле одной линии всегда. Сейчас мы возобновили эту тему и решили продолжать. Примерно нам 5 лет уже. И в то время как раз люди, которые занимались фристайлом стали собирать свои команды. Кажется, с BattleZone это пошло, потому что тогда каждый год выступали команды учеников, как некий отчёт о проделанной работе. Люди постепенно поняли, почему бы не делать свои команды? Так постепенно люди из фристайла стали делать свои постановки, заниматься хореографией.

– Связки на уроках? Что развивает больше?

Все развивает. Надо учиться всему, и фристайлить, и связки танцевать. Лично я вот, могу сказать по опыту своему, я прогрессировал, потому что я делал хореографию. На самом деле я фристайлом толком даже не занимаюсь. Кто-то скажет, это плохо, может. Потому что нужно уметь танцевать под музыку.

– Хочешь сказать, что тебе сложно в клубе на вечеринке танцевать?

Это без проблем. Но люди, которые фристайлом занимаются, они от нас отличаются тем, что они по-своему слышат музыку, по-своему ее чувствуют, по-своему двигаются. Вот реально, человек, который занимается хореографией, он придёт на баттл и будет там как белая ворона, потому что он так не двигается. У него даже техника своя. С другой стороны, люди, которые танцуют фристайл, они никогда не сделают хореографию так, как мы.

– А расскажи про свою команду.

Одна из первых команд, где я принимал участие как хореограф – это была команда LilT, Опять же, возвращаясь к T1, в составе которой были Паша Трутнев, Лёша Simba, Оля Карпухова и другие ребята, многие из которых наверное уже даже не танцуют. Вы не поверите, но не так давно узнал, что Таня Пестрякова, которая тогда тоже с нами танцевала – это теперь диджей Европы Плюс – Вики из «Бригады У». В эту команду меня и пригласил Лёша. Если бы этого не случилось, я бы, может быть, не танцевал бы сейчас. Тогда и было принято такое коллективное решение, хотя больше толчок Паша с Лёшей давали: создать команду учеников, вести их, ставить номера, чтобы ребята прогрессировали, чтобы кто-то еще и в нашу команду перебирался. И с тех пор пошла эта тема. Но после того, как команда распалась, мы решили каждый сделать по своей команде. Мне кажется, 2010-2011 год, как раз все стали набирать команды свои. Пошла волна и все стали делать своё.
После этого появился Zacher Cake, который по настоящее время остаётся моим приоритетом.

– Как ты позиционируешь свою команду?

Думаю, что отличие любой команды – хореография, наверное, и посыл, который эта команда даёт. Не могу сказать, что у нас есть какой-то свой конкретный стиль в постановках, который можно проследить из номера в номер, всё-таки номера мы делаем достаточно разные в музыкальном плане и по характеру. Как, например, смотришь на команду Flyographers, у них номера имеют свою какую-то направленность, социальный посыл. В целом стилистика хореографии у них одинаковая, т.е. из года в год они придерживаются ее. Что касается хореографии, я считаю, что у нас тоже есть такая тема, никто не танцует так же, как мы, и в то же время мы стараемся не танцевать как все остальные.

– Как найти свой стиль?

Я, по крайней мере, сразу могу понять есть ли у человека свой собственный стиль. Нужно стараться не смотреть на других, делать своё. И стараться, через свой feeling вырабатывать что-то новое. Т.е. если ты смотришь видосы и копируешь других все время, то подсознательно стараешься сделать так же, это уже блокирует твое собственное видение, ты не развиваешься самостоятельно. Ты не можешь прийти к чему-то своему, копируя постоянно.

– Что нужно делать, чтобы появилось что-то свое?

Не копировать. Стараться работать на своих ощущениях. Важны именно ощущения. Есть база, которую ты берешь, например, те же ребята – фристайлеры: база одна, но каждый чувствует по-своему, каждый двигается по-своему, именно через те ощущения, которые получает от музыки. Так и получается свой стиль. Среди хореографов такая же история: можно взять один трек и дать десяти разным хореографам и все станцуют по-разному. Собственные ощущения – это и позволяет нам быть самими собой.

– А, например, твоя хореография, можно в ней четко определить, где какой элемент?

В любом случае любая хореография, особенно у людей, которые работают с командами, она должна читаться, т.е. ты всегда можешь понять, что за движения там. Например, если я веду урок, я же должен объяснить людям, что я делаю.

– А допустимо что-то станцевать и сказать, что это приблизительно так и можно додумать?

Допустимо, но не должно быть основным, т.е. люди, которые приходят на класс или танцуют с тобой в команде, они всегда должны четко понять, что ты делаешь, если понимания не будет, они просто не сделают этого. Бывает момент, конечно, например, когда ты даёшь четыре счета на фристайл, это нормально, т.е. сделать на своих ощущениях. Но даже и это должно быть в каких-то музыкальных рамках.

– А что особенного в твоей хореографии?

Я всегда стараюсь говорить об этом на занятиях и для себя выделил три вещи в свое время, которым я собираюсь соответствовать постоянно, это очень четкая музыкальность – всегда следовать музыке. Второе, контроль – я всегда понимаю, что со мной происходит, я всегда точно знаю, что делает моя рука, нога, что делает мое тело, т.е. я всегда контролирую себя. Это приходит не сразу, но это нужно. И третье – это, мне кажется, характер, это эмоциональный посыл, который артист в своем треке передает, я стараюсь именно идти за музыкой, она подсказывает мне, что делать и как.

– А как думаешь, вот, например, твоя команда выступает и можно как-то определить, что это твои ученики, без называния?

Я всегда думал, что это плохо, когда могут сказать, что это танцует Кирилл, не хотел быть танцором одного стиля. На самом деле я понимаю, что ничего плохого в этом нет, если люди тебя узнают, это даже хорошо. Судя по отзывам, наш стиль достаточно узнаваем, люди подходят и говорят: «Ааа, я так и знал, что это твоя хореография». Т.е. в принципе, я понимаю, что мы становимся узнаваемыми. Это нормально.

– Вот ты говорил про контроль, как его добиться?

Во-первых, если человек танцует в команде, то контроль в этом случае предельно важен, потому что все команды, которые пытаются чего-то добиться, быть в ТОПе, они стараются добиться синхрона. Синхрона без контроля добиться невозможно, нужно реально понимать, что с тобой происходит. Это только путь тренировок. Технически это приходит с опытом.

– Как найти свой стиль? Как понять в каком направлении развиваться?

Путем того, чтобы пробовать как можно больше стилей. То, от чего ты ловишь кайф – это твое, мне кажется.

 

– От кого перенимал опыт?

Ну, смотивировал меня Артем Глотов, я смотрел его видео и понимал, что этот парень самый крутой сейчас у нас. А вообще я всегда учился сам. Скорее всего, саморазвитие и помогло мне достичь того, что я достиг, не было такого, чтобы я постоянно ходил к одному преподу и учился у него, я никогда не ходил на классы постоянно.

– А что такое саморазвитие? Отрабатывать движения дома?

И это тоже. Но, в первую очередь, это понять, что тебе нужно и к чему надо стремиться. Придерживаться какого-то придуманного образа, близкого тебе. Постепенно выстраиваешь план, как достичь этого. Каждый день тренить.

– Почему преподаешь только в Model?

Основная группа у меня три раза в неделю. Плюс занимаюсь своей командой. Лично для меня достаточно одной школы и не надо распыляться, потому что люди знают, где я, куда прийти, чтобы найти меня. А когда ты везде и тебя много, становишься неинтересным и невостребованным. Если про Model говорить: даже несмотря на то, что появились сейчас школы, которые позиционируют себя как лучшие, Model это особый «мир», который дал развитие танцам в России, там сразу чувствуется своя атмосфера. Приходишь куда-то в другие места и понимаешь: «Не, ни фига, не Model», т.е. такое сравнение автоматическое идет подсознательно, все меряешь по уровню 357. А другие школы-конкуренты.. да, там хороший состав преподавателей, но Model – это уже бренд, престиж.

– Как будут танцы у нас развиваться?

Тенденции сейчас пошли такие, что все хотят заниматься тем, что модно. Никому не в обиду скажу, но такие веяния, как BOOTY могут себя изжить. Модно и все ходят на это. Но никто никак не поймет, что нужен foundation. Тот же Hip-Hop, например, база. Все думают, что этого можно как-то избежать. Я считаю, что всегда нужен будет Hip-Hop, чтобы танцевать остальные стили. Если ты хочешь научиться танцевать и связываешь свое дальнейшее существование с танцами, ты должен пройти через foundation. Люди же разные: кому-то нужна техника, сложные креативные элементы, а кто-то приходит просто кайфует. К сожалению, людей, которые стремятся к развитию не так много, надо это менять, но общими усилиями мы прививаем людям и эти ценности, интерес к развитию себя. Сейчас растет количество команд и очень быстро, поэтому, мне кажется, на первый план выйдет именно постановочная история. В основном все команды стараются сочетать все стили, поэтому, я думаю, что тенденция к командному танцу пойдет и дальше.

– Кого бы ты назвал из самых-самых?

Можно назвать человек 10-15. Опять же, если говорить о наших, то меня лично вдохновляет Никита Горбунов, Саша Шерман, много очень ребят, у каждого есть своя «фишка», нет такого, что этот делает хорошо, а этот не очень. Все делают по-своему и это круто. Из иностранцев это Keone Madrid, он стоит на ступень выше остальных, во всех смыслах. Еще я люблю смотреть баттлы, и все танцоры, которые сейчас считаются топовыми фристайлерами, меня вдохновляют очень сильно.

– Почему же тогда так резко по уровню отличается, что и как делают в Америке и у нас?

Мне кажется, все дело в менталитете. Например, приезжаешь в штаты, все люди очень открытые, в танцевальной среде все всегда готовы друг друга поддержать. На классе в России, это почему-то надо всегда говорить: «Ребята, поддерживайте друг друга». Людей надо толкать к этому, а там, наоборот, всегда настроены, чтобы друг друга поддержать, им лишние эмоции ничего не стоит выдать, они заряжаются от других и сами всем стараются раздать позитива. Мне кажется, там люди эмоционально предрасположены к танцевальному перформансу, а у нас люди не такие открытые.

– А что нужно, чтобы выйти на качественно новый уровень в этом плане?

Я думаю, ездить побольше, участвовать, просто находиться в этой атмосфере, стараться впитывать. И не бояться этим делиться, это очень важно. Получил информацию – делись ей! Не важны движения как таковые, важно КАК ты их сделаешь, за границей люди именно танцуют, работают над подачей. Важно получить эмоцию. Важно услышать: «Чувак, ты сделал сейчас офигенно!». Именно в плане подачи мы проигрываем, хотя по технике не уступаем.

Текст Азарова Таня

Клаудио Луиш Максим Петлин Наталья Кузьмина Арсений Николашев Мария Григорьева Егор Соколов Алена Елина Анар Аббасов Анна Никологорская Павел Трутнев Пена Андрей Захаров Наталья Николашева Влад Ким Анна Винчук Адам Алексей Маргарита Евгений Чаусов Никита Горбунов Иван Шмидт Вадим Разживин Елена Тряпицина Александр Пермяков Яков Рогов Юлия Целищева Борис Заварицкий Ольга Науменко Тимур Камхадзе Алена Fox Евгений Юшков Руслан Левченков Дарья Грачева Алена Фитол Анна Протасова Влад Ананьев Алиса Аралова Екатерина Черешнева Константин Жих Alessandro Jazz Илья Вяльцев Michel Tinho Лариса Полунина Андрей Паршин Андрей Кривцов Лейла Багирова Баранкевич Максим Анастасия Головинова Сергей Заборщиков Сергей Демидов Эдгар Маргарян Карина Седова Александр Ошкин Katrin Wow Екатерина Ушакова Андрей Мороз Виктор Квятковский Алан Ныров Анастасия Сомова Александр Алехин Евгений Кевлер Антон Пашуля Юрий Стефанский Арасэлис Леся Нина Яловая Катти Ансия Захарченко Владимир Алена Мордовина Анастасия Антелава Елена Межова Раш Антон Кириченко Катерина Серженко Татьяна Романова Артур Саркисян Андрей Коваленко Алена Лаптева Равиль Лутфулин Мария Иванова Максим Абросимов Игорь Лидер Андрей Бойко Моника Иван Криштофоренко Дарья Волкова Кирилл Захаров Стас Алехин Николай Барнин Карина Рушкевич Екатерина Попова Ирина Антипова Лилия Едиханова Алена Родина Ольга Малинина Алексей Шалбуров Алексей Зел Алина Соболева Анастасия Опасная Анна Ковтун Сергей Тимофеев Сергей Цветков Наргиз Павел Щиглинский Евгений Грибов Жаннета Данич Галина Анисимова Елена Ударцева Михаил Шабанов Ева Бимбо Борис Темкин Эльвира Гарибова Диана Гулоб Дмитрий Акименко Евгения Максимова Стас Шитиков Александр Иванов Александр Тронов Марина Куцова Николай Барсуков Екатерина Рыжакова Владимир Шестопалов Наталия Трапезникова Диляра Шакирьянова Алеся Добыш Екатерина Ялакова Екатерина Синицына Евгения Корниенко Юра Мальков Иван Дроздов Алена Щербинская Роман Бурыкин Вован Гудым Роман Поляк Константин Росалюк Добрынина Дарья Александр Коргинов Екатерина Петрова Яна Гуцуляк Тоха Андреев Кирилл Цыганов Антон Жуков Виктория Блинникова Влад Кузьмин Дима Ким Катерина Красникова Данил Поздеев Евгения Козлова Олег Абышев Светлана Сысоева Дарья Салей Александра Шерман Валентина Соколова Алексей Королев Галина Синенко Нелли Герасимова Екатерина Зверева Елена Прель Анжелика Мариневич Ирина Бузина Алексей Арапов Алексей Яценко Роман Парфенов Елена Суркова Анна Гротеск Юля Гаффарова Вероника Скрипкина Елена Платонова Неопределен Люба Гаврилец Светлана Герасимова Анастасия Чередникова Денис Марсов Злата Масло Артемий Малахов Анастасия Соболева Денис Бовкун Сергей Курмель Джиффсон Селисент Светлана Абрамцева Алексей Кузьмин Карина Галлямова Мария Сазонова Дмитрий Вертягин Стрильцова Евгения Света Абрамова Леся Дмитрий Кадет Сергей Провоторов Илья Принцев Анна Дельцова Яна Мосокина Сэм Захаров Максим Сорокин Washington Salles Сергей Лоза Татьяна Старостина
© 1998-2017 Лаборатория танцевальных искусств Model-357: ведущая школа танцев в Москве